Аналітика Усі пости Аналітика

Речушки Запорожья: надо “лечить”, но пока не знают как

В Запорожье существует несколько малых рек, и периодически на их расчистку из бюджета выделяются средства. Но чистятся ли эти реки на самом деле и как они выглядят сейчас? И что за зверь такой программа по ревитализации рек, которую горсовет принял в 2018 году? Мы решили разобраться со всеми этими вопросами.

Запорожье стоит на Днепре. И еще на нескольких небольших речушках, которые впадают в него в городской черте или рядом. Столетиями люди селились возле рек и со временем на местах этих поселений образовывались города, ведь пресная вода – это залог жизни. Однако не только большие полноводные реки важны. Маленькие речушки имеют даже большую важность. Они питают реки, как кровеносные сосуды, несущие кровь к артериям. И если эти сосуды загрязняются, то артерии страдают, а с ними и весь организм. 

У семи нянек

Это Андрей Бездольный, активный житель Запорожья, полумарафонец, который любит совершать пробежки по живописным местам нашего города. Параллельно он старается делать места пробежек такими, чтобы они точно отвечали слову “живописные”. Ведь в лесничествах и возле малых рек часто можно найти стихийные свалки и другие следы человека. 

Андрей Бездольный

В один прекрасный момент Андрей озадачился вопросом, а что же у нас с малыми реками, сколько выделяется на расчистку и облагораживание этих “сосудов” денег из бюджета, и проводятся ли вообще какие-то работы. Оказалось, что все совсем не радужно.

Походив по разным инстанциям и отправив запросы, я так и не понял, кто должен следить за порядком. С одной стороны, реки подчинены Бассейновому управлению, с другой – Запорожскому горсовету, а вот наведение порядка в береговой зоне поручили районным администрациям. В итоге получается, что у семи нянек ребенок голодный. 

По словам Андрея, на расчистку рек каждый год выделялись деньги из экологических поступлений в бюджет, но они так в итоге и не доходили до самих рек. Исключением стала лишь Верхняя Хортица, которую несколько лет назад таки почистили.

На расчистку Верхней Хортицы выделялись деньги и даже проводились работы несколько лет назад, но точно не скажу, не бывал там. А вот сейчас выделяют деньги на расчистку русла балки Сухой, например, но что это за балка такая, не понятно, – разводит руками запорожец.

Пообщавшись с Андреем, мы тоже задались вопросом, а сколько вообще малых рек существует в Запорожье и как сейчас обстоят дела с финансированием, расчисткой и какое вообще состояние рек на данный момент.

Малые реки Запорожья

В Запорожье есть несколько таких небольших рек-сосудов – это  Мокрая и Сухая Московки, балка Капустянка и Верхняя Хортица. Все они какой-то своей частью протекают в Запорожье. 

По данным Бассейнового управления водных ресурсов рек Приазовья, протяженность этих рек в городе:

  • Мокрая Московка – 17 км
  • Сухая Московка – 14,56 км
  • балка Капустянка – 10,62 км
  • Верхняя Хортица – 9,1 км

Все они, согласно Водному Кодексу, относятся к малым рекам. 

Далее мы расскажем по каждой реке, на которой побывали, подробнее.

Где расчистка, Лебовски?

В 2018 году горсовет утвердил “Программу ревитализации малых рек и других водоемов города Запорожья на 2018-2028 годы”. В программу внесли Мокрую и Сухую Московки, Верхнюю, Среднюю и Нижнюю Хортицу, речку Кабыця, а также балки и ручьи.

Программу решили разработать из-за “несприятливої ситуації у гідрологічному режимі, санітарному стані та ландшафтній структурі басейнів малих річок”. Целью программы является решить эти проблемы.

Помимо расчистки рек и прибрежных зон, а также их укрепление многолетними растениями, программа включает паспортизацию рек, выделения природоохранных зон.

В программе перечислен ряд мероприятий, запланированный на 10 лет. Согласно документу за 2018-2020 годы должны были уже успеть:

  • создать постоянную действующую городскую рабочую группу по координации исполнения мероприятий программы, 
  • разработать план мероприятий по реализации программы на территории районов с определением первоочередности объектов,
  • провести инвентаризацию гидросооружений на малых реках с определением их собственников, 
  • разработать схему архитектурно-ландшафтной организации природных рекреационных зон прибрежных территорий малых рек.

Все остальные мероприятия еще по плану не закончены. Что же касается самой расчистки, которая нас и заинтересовала, то в программе она начинается с 2019 года и ответственность за ее выполнение несет КП “Управление капитального строительства”. Они, к слову, и раньше отвечали именно за расчистку, если смотреть на прошлые программы. Следовательно, давайте на них и взглянем.

Что по финансированию 

Расчистку рек начали включать в программы “Про финансирование природоохранных мероприятий за счет экологических поступлений”, за каденцию Владимира Буряка, с 2016 года. 

Финансирование выделялось на три объекта – река Мокрая Московка, Верхняя Хортица и Балка Сухая.

Мокрая Московка

Мокрая Московка на 2017 год получила 4 млн грн, а в программе следующего года эта река получила 51 млн грн сразу на два года (2019 и 2020), но вот 2018 пропустили и не выделили ничего. Интересно, что в программе на 2019 год Мокрая Московка не фигурирует совсем. То есть, сначала выделили деньги, потом вроде выделили еще, но пропустили год, а потом совсем убрали так, что река в 2018-2020 не получила никаких средств совсем. То есть, наблюдается легкий хаос. 

Заглянув в тендеры, мы увидели, что по Московке таки проводились какие-то работы. 

В конце 2016 года проводили тендер на проектные работы по расчистке устья Мокрой Московки. Тендер на 480 000 гривен получил научно-производственный центр “Запорожгидропроект”.

После этого больше никаких тендеров по Мокрой Московке в Прозорро нет, кроме недавно оглашенного, 8 апреля 2021 года, на разработку Отчета ОВД, на который готовы потратить почти 460 тысяч гривен.  

Интересно, что возможным победителем может стать тоже “Запорожгидропроект”, который указал самую низкую цену – 290 тысяч гривен. 

Верхняя Хортица

С Верхней Хортицей дела обстоят лучше. 

В программе на 2017 год на эту реку выделили 19,4 млн грн сразу на три года вперед (2017-2019), но уже в программе следующего года средства на 2018 год уменьшили (вместо 8,7 млн дали 6,7), а на 2019 и 2020 убрали совсем. В программах же на 2019 и 2020 год по Верхней Хортице числится только 764 тысячи гривен на 2018 год, вместо 6,7 млн, как выделили ранее, 2019 и 2020 по нулям. 

А вот согласно системе “Прозорро” река Верхняя Хортица таки может похвастаться расчисткой, тендер на которую провели в 2017 году. 

Работы на 17,9 миллионов гривен в районе улиц Зачиняева, Шушенской (Героев 37го батальона)  и Истомина должна была провести фирма “Девелопмент энд констракшн”.

Интересно, что данная фирма, по материалам сайта “Наші Гроші. Запоріжжя”, числится подрядчиком Запорожстали. Она выполняла ряд проектов по внедрению промышленных установок на предприятиях в Украине и за рубежом, и для комбината “Запорожсталь”.

Балка Сухая

В программах река Балка Сухая появилась только в 2018 году. Тогда на нее выделили 26,5 тысяч гривен, а позже, в программе на 2020 год, ей накинули еще 165,9 тысяч гривен. 

А вот в Прозорро тендеры на эту реку объявляли в 2017 году и уже в 2020. 

Тендер на проект по ее расчистке в районе Опытной станции проводили в 2017 году. Тогда на это выделили 88 тысяч гривен, а победил государственный региональный проектно-изыскательный институт “Запорождипроводгосп”

После этого тендера на пару лет было затишье, а в 2020 году активность выросла. Так, в апреле 2020 года провели сразу два тендера – на проектные работы и на разработку Отчета ОВД. Первый тендер на 802 тысячи гривен выиграла фирма “Анстрой проект”, второй – на почти 350 тысяч забрала фирма “Проектный институт “Запорожский промбудпроект”

Также в 2020 году была проведена закупка услуг по подготовке и выдаче техусловий на 3,7 тысяч гривен от Бассейнового управления водных ресурсов рек Приазовья.

И вот уже в 2021 году КП “УКС” проводит закупку еще и на проектно-изыскательные работы, которые, согласно описанию тендера, понадобились после составления фирмой “Анстрой проект” проекта по расчистке балки. На эти работы фирма “Анстрой проект” получила 2,4 млн грн.

Сухая Московка

Помимо Верхней Хортицы, Мокрой Московки и Балки Сухой, в тендерной истории КП “УКС” также фигурирует и Сухая Московка, хотя в программах с 2017 по 2020 она не фигурирует. 

Еще в 2016 году был объявлен тендер на проектные работы почти на 119 тысяч гривен, который выиграл Проектный институт “Запорождипроводгосп”.

Итого за 5 лет тендерной истории КП “УКС” мы имеем только одну расчистку, которая проводилась на участке реки Верхняя Хортица, а также множество проектных работ и разработку Отчета ОВД.

Эх, хорошо на природе

Изучив программы и тендеры, мы решили выехать на место и посмотреть, а как реки выглядят сейчас.

Балка Сухая

Первой в нашем списке оказалась Балка Сухая, а точнее балка Шредингера, потому что, где же эта река находится на самом деле, мы так и не поняли.

Если вбивать название балки в поиск, то по Запорожью находит улицу, которая идет вдоль Мокрой Московки, а не речку Балка Сухая, как она обозначена в тендерах и программах. К тому же, Опытная станция находится совсем в другой стороне. Однако, на картах мы нашли небольшую реку, которая протекает как раз рядышком с Опытной.

Прибыв на место, обнаружили речку, на берегах которой расположились огороды, почти до самой воды. Сама же река на вид была не сильно загрязнена мусором, а через дорогу, где она вытекала, даже обитает какая-то живность. 

Также мы заметили следы техники, но неясно, с какой целью она здесь работала.

Позже, походив еще по паре карт, мы обнаружили, что река в районе балки Сухой, которая чудом нашлась на Викимапии, таки существует. Мы обязательно посетим ее в ближайшее время и покажем вам, в каком она сейчас состоянии.

Сухая Московка

Второй речкой в нашем списке стала Сухая Московка, а именно ее часть от улицы Кутузова до улицы Верещагина. По расчистке этого участка в 2016 году объявили тендер на проектные работы.

Тут дела обстоят намного хуже, чем возле предыдущей реки.

Горы мусора, нечистот, участки простираются до самого склона над рекой. Зрелище не самое приятное и становится ясно, что тут точно необходимо что-то делать. Как минимум убрать мусор и заставить людей соблюдать охранную зону. 

Верхняя Хортица

Еще одной рекой, которую мы решили посетить, стала Верхняя Хортица, а точнее ее часть в одноименном частном секторе- не нее выделили 17 миллионов на расчистку.

Спустившись к берегу, мы встретили нескольких женщин, которые работали на огороде, что подходил аккурат к самому берегу. Немного покричав на нас, что мы ходим по частной территории (на самом деле нет, согласно Кадастровой карте), они рассказали, что да, техника действительно приезжала и работы проводились, но они, как местные жители, этими работами недовольны. 

Раньше воды было намного больше, а сейчас это уже не река, ручей какой-то. Та и камыши тут никогда не росли, и можно было перейти балку нормально, а сейчас нет. И щебень этот насыпали. Мы думали может дорогу сделают, а они насыпали для экскаваторов, заехали, перерыли тут все, и уехали, так и бросили, – сокрушается женщина, представившаяся Ольгой.

Обойдя местность, мы заметили, что водоохранную территорию возле реки нарушают все местные жители.

Сама река практически чистая, за исключением пары мест, но тот ручей, который протекает возле участков встретившихся нам женщин, полноводным точно не назовешь. И это по весне, после дождей, а не жарким летом. 

Берега усыпаны щебнем непонятно с какой целью. Либо, чтобы технике было удобнее ездить, либо это такой вид берегоукрепления. 

Насколько важны малые реки

Чтобы понять, насколько важны малые реки, что становится причиной их загрязнения и как с этим бороться, мы решили обратиться за комментариями к экспертам. 

________________________________________________________________________

Оксана Станкевич-Волосянчук, к.б.н., доцент каф. зоологии УжНУ, эколог ОО “Экосфера”, говорит, что нет значения большая река или маленькая, ведь какие есть проблемы у большой реки, такие проблемы есть и у малой.

Річка – це джерело життя. Не тільки для людей, але і інших організмів, які пов’язані з цією річкою. Не буде їх, від цього постраждає і людина.

Оксана Станкевич-Волосянчук, к.б.н., доцент каф. зоологии УжНУ, эколог ОО “Экосфера”

По словам Оксаны, одним из факторов, который может повлиять на гидрологический режим реки, является строительство плотин и запруживание рек.

– Модно було на малих річках робити ставки. Через це річка перестає бути річкою і перетворюється на систему ставків, змінюється її гідрологічний режим, швидкість течії, проточність, річка втрачає свою здатність до самовідновлення, до самоочищення. Навіть, якщо десь скидають стоки, то чим швидше течія, тим швидше річка очищається сама. Якщо ці стоки незначні, звісно, – говорит эколог. 

Оксана отмечает, что это касается и малых ГЭС, потому что практически все они имеют плотину. Кроме того, при создании ГЭС, река начинает работать не сама на себя, а на выработку электроэнергии. 

– Якщо річка має спокійно плисти і у неї повинна бути течія від верхів’я і до гирла, то у цьому випадку людина сама регулює, коли річці плисти, а коли воду підперти і затримати. 

На вопрос, а надо ли проводить систематическую чистку малых рек, эколог говорит, что, если реку надо чистить, то эта река уже не здоровый организм.

– Якщо річки треба чистити, то значить, що ця річка вже дуже сильно хвора. В екології нема поняття чистити річку, бо річка сама себе очищає, якщо це здорова екосистема. Якщо річку треба чистити, то це вже не самодостатня екосистема. Тоді треба думати про відновлення здоров’я річки, щоб вона могла сама себе очищати.

_______________________________________________________________________

Александр Усов, гидробиолог, кандидат биологических наук, говорит, что проблема загрязнения и деградации малых рек существует не только в Украине, а и в большинстве стран бывшего СССР.

Проблема актуально прозвучала в 60ті роки минулого століття, коли масово відбувався водозабір для промислових підприємств і сільського господарства та поширеним був скид забруднених вод до річок. А якщо річка не велика, то вона дуже чітко реагує на антропогенний вплив

Александр Усов, гидробиолог, кандидат биологических наук

Александр говорит, что если промышленное предприятие сбрасывает сточные воды в большие реки, то это не так заметно, как в случае малых рек, где вследствие малого количества воды, сброс может вызывать гибель организмов, населяющих ее. 

Виникла така проблема, почалися дослідження, розроблялися рекомендації. Згідно Водного кодексу в Україні заборонено скидати у малі річки стічні води (допускається лише за умови наявності нормативів гранично допустимих концентрацій та встановлених нормативів гранично допустимого скидання). Сьогодні якщо скиди і відбуваються, то роблять це підпільно.

Сегодня серьезной проблемой являются ливневые (дождевые) воды. Во время дождя происходит смыв с промышленных площадок различных нефтепродуктов и других загрязняющих веществ, которые попадают в протекающие рядом реки. Бывает, что под видом этих вод в реку попадают также и неочищенные воды, которые сбрасывают специально. Это грубое нарушение, которое необходимо фиксировать и пресекать.

Еще одной проблемой гидроэколог называет и смывы с сельскохозяйственных угодий.

У нас прогресує сільське господарство, що супроводжується застосуванням різних пестицидів. Звісно, коли йде дощ, пестициди вимиваються і потрапляють до зрошувальних каналів та річок

Кроме промышленности и пестицидов, реки страдают и из-за элементарного несоблюдения защитной зоны по Водному кодексу.  

Важливо дотримуватися режиму водоохоронних зон та прибережних захисних смуг, а це 25 метрів для малих річок, де суворо обмежується господарська діяльність, а у нас часто розорюють до кількох метрів, буває, – до самої води. Навіть саме русло розорюють, якщо немає води внаслідок зниження рівня грунтових вод. 

Кроме того, по словам Александра, никто не исключает загрязнение всяческим бытовым мусором: бутылки, пакеты, обертки от еды и прочее. 

Что касается чистки рек и прудов, то Александр не приверженец чистки русел, хотя пруды можно, а часто, просто необходимо чистить. Вообще, подходить к этому вопросу надо осторожно, обязательно с выполнением научного обоснования.  

Ставки – рукотворні споруди створені для накопичення води з метою зрошення, розведення риби, тощо. В ставках вода зупиняється, і починає цвісти. Найчастіше це відбувається через масовий розвиток синьо-зелених водоростей. Ці водорості можуть виділяти токсичні речовини. Коли вони восени гинуть, то на розкладання витрачається кисень і водне середовище стає токсичним для живих організмів, може виникати навіть загибель риби.

Ставки також масово заростають вищими водними рослинами, які також восени гинуть, що сприяє утворенню мулу. Мул, в свою чергу, може виступати джерелом вторинного забруднення води, і тому процедура видалення мулу часто необхідна у питанні покращення екологічного стану водойми.

Щодо русла, то тут треба розглядати будь-яку чистку, як сильний негативний фактор, який може викликати загибель організмів. Особливо жахливо виглядає розчищення русла екскаватором драглайном з берега, коли знищується не тільки водне населення, а і всі прибережні рослини і тварини. Крім цього, таке чищення піднімає забруднений мул, який зноситься вниз за течією та негативно впливає на живі організми на значній відстані від місця розчистки.

Также Александр отмечает, что расчистка – это значительные финансы и при отсутствии должного научного обоснования и контроля работы выполняются не там, где необходимо, а там, где удобно. И проследить за качеством выполнения работ очень сложно.

_______________________________________________________________

Чтобы понять, какая ситуация сейчас с малыми реками в Запорожье, мы также обратились в Бассейновое управление водных ресурсов рек Приазовья к начальнице Отдела водных отношений и бассейнового взаимодействия Инне Рыбалко.

Инна Рыбалко, начальнице Отдела водных отношений и бассейнового взаимодействия

Инна рассказала, что в последние несколько десятков лет по всей Украине наблюдается маловодье, и разумеется, что это затрагивает и нашу область.

Малое количество осадков, высокие температуры, и понятно, что в связи с этим на территории нашей области все малые реки не пополнялись. В этом году ситуация немного улучшилась, но не существенно. 

Также реки Запорожья страдают и из-за антропогенного влияния.

Наши реки в городе протекают вдоль частного сектора, что приводит к антропогенной нагрузке. Есть и распашка прибрежной зоны, мусор, некоторые выводят канализацию прямо в реку. Это все приводит к тому, что речки заиливаются. У речки защитная полоса 25 метров, надо хотя бы это выдерживать. Понятно, что у людей может быть землеотвод до самой воды, но должна быть какая-то сознательность. Не засаживать пропашными растениями, а многолетними. 

Что касается рек в Запорожье, то Инна говорит, что работы ведутся, но недостаточно. Хотелось бы больше, но понятно, что на это необходимы большие средства, которые трудно отыскать, а особенно сейчас, в период пандемии. 

Говоря о распашке, мы спросили, а есть ли какие-то органы, которые могли бы контролировать ситуацию. Инна говорит, что да.

У нас на сегодня контрольные функции есть у экоинспекции, также есть и местная власть – управление по благоустройству. Есть еще Госгеокадастр, у них существует управление земельной инспекции. По идее эти люди должны следить и проверять, чтобы Водный Кодекс соблюдался. У них есть такие полномочия.

Также Инна рассказала, что во время подготовки программы по ревитализации рек к ним в Бассейновое управление обращался горсовет и они подавали свои предложения. 

Они делали нам запрос, мы давали предложения. Но надо отметить, что программа написана общими мазками, а вот чтобы расписано подробно по каждому объекту, такого нет. Еще надо учитывать, что реки – это земли водного фонда и просто так работы не сделаешь. Необходимо делать проект, Отчет ОВД. Документы делаются, но чтобы быстро, так не получится. 

Что с выполнением программы

Чтобы узнать, как продвигается выполнение программы по ревитализации, мы обратились к начальнику Управления по вопросам экологической безопасности Глебу Золотореву.

Позвонив в приемную, нам сообщили, что по телефону комментарий Глеб Анатольевич давать не будет, поэтому необходимо отправить информационный запрос. В этот же день мы его и отправили с вопросами к Управлению по вопросами экологической безопасности горсовета Запорожья, которое осуществляет организационное обеспечение реализации программы, с вопросами о том, сделаны ли те мероприятия, которые прописывались на 2018-2020 год. 

Ответ последовал, что на данный момент создание постоянной действующей городской рабочей группы по координации исполнения мероприятий программы еще продолжается. 

Что касается разработки плана мероприятий по реализации программы на территории районов с определением первоочередности объектов и проведение инвентаризации гидросооружений на малых реках с определением их собственников, то нам ответили, что за это отвечают районные администрации. А за разработку схемы архитектурно-ландшафтной организации природных рекреационных зон прибрежных территорий малых рек – департамент архитектуры и градостроения горсовета. Куда и перенаправили наши вопросы. 

Что касается финансирования, то управление ответило также, как и написано в программе без какой-либо конкретики, к сожалению, – “Фінансування заходів Програми здійснюється за рахунок усіх джерел фінансування, не заборонених чинним законодавством України”.

Какой же вывод

Изучив ситуацию с малыми реками в Запорожье, можно сказать, что есть и положительные моменты, и негативные, а также кое-какие страхи и риски.

Например, создание целевой программы по ревитализации рек – это хорошо, но вот то, что она до сих пор, за два года, осталась в виде “общих мазков” и нет четкой конкретики по тому, что и как будет делаться, – плохо. 

Также есть риск недостаточного финансирования. Работы по расчистке дорогостоящие, а бюджет у нас дефицитный, и экологические поступления не такие большие. Основная часть “экологического” бюджета традиционно идет на озеленение – работу “Запорожзеленстроя” в городских парках и скверах. 

Так что вполне может быть, что деньги на проектную работу, вроде разработки Отчетов оценки влияния на окружающую среду, выделяться будут, потому что они не настолько дорогие, а вот на саму расчистку – нет. 

Как мы увидели по тендерам, такая ситуация была и раньше. Есть много закупок проектов по разным рекам, а почистили пока только часть Верхней Хортицы.

Еще один риск – это неквалифицированные фирмы, которые могут быть наняты на эти работы, и в итоге нанесут еще больший вред, чем сделают пользы. Сюда же можно добавить и коррупционные риски, что фирмы будут не просто неквалифицированные, а вообще “левые”, чтобы просто освоить несколько десятков миллионов.

Кроме всего этого, у нас не развита система контроля за выполнением Водного кодекса Украины в плане защитных водоохранных зон. Если смотреть на Кадастровую карту, то участки возле рек выделены с учетом охранной зоны, но вот люди не понимают, что это не их территория. Они продолжают копать огороды, что делать запрещено, и таким образом наносят вред реке, а потом, конечно же, выявляют недовольство, что как же так, вот раньше тут было все хорошо, а теперь река обмелела. 

Также нельзя исключать мусор, который запорожцы выкидывают в реки. К счастью, периодически активные жители города устраивают субботники и убирают мусор на каком-то определенном участке реки. Было бы неплохо, если бы такие субботники проводились систематически и организовывались районными администрациями, которые в программе ревитализации указаны как ответственные за создание рекреационных зон на территориях бассейнов малых рек. И чтобы это происходило не только на День окружающей среды.

Читайте также: Опасные отходы, недопуск проверок и нарушения: что скрывает мусорный полигон Запорожья

Обговорення

Підписатися
Сповістити про
guest
0 Коментарі
Вбудовані Відгуки
Переглянути всі коментарі