Розслідування Усі пости Розслідування

Опасные отходы, недопуск проверок и нарушения: что скрывает мусорный полигон Запорожья

Батарейки и люминесцентные лампочки, пропитанные машинным маслом тряпки после чистки карбюратора или грязная кисточка, оставшаяся от весеннего обновления заборчика возле дома. Что объединяет все эти вещи? Все это опасная составляющая бытовых отходов и ее запрещено захоронять на обычных мусорных полигонах. Но в Запорожье, несмотря на закон, продолжают это делать, а когда перестанут – неизвестно. 

В начале лета “Вельтум-Запорожье” не допустил Госэкоинспекцию с проверкой на мусорный полигон. Об этой ситуации вспомнили на прошедшей в июне сессии горсовета. Но мэр Запорожья на это только развел руками, мол, они же частники и имеют право. “Запорожский центр расследований” решил разобраться, что могло послужить причиной и какие опасности таит в себе Запорожский полигон ТБО№1.

Не пускаешь – что-то скрываешь

Разные проверяющие – частые гости на полигоне, что не удивительно, потому что полигон относится к потенциально опасным объектам и имеет влияние на окружающую среду. 

Согласно “Инспекционному порталу” за три года (2018-2020) полигон посетили несколько госслужб и инспекций с проверками. Одной из них является Государственная экологическая инспекция Запорожской области.

В 2018 году инспекция пришла проверить, устранил ли “Умвельт-Запорожье” (сейчас “Вельтум-Запорожье”) нарушения, выявленные в 2017 году. Оказалось, что нарушения не были устранены, о чем инспекция указывает в акте.

Так, компания не устранила превышение выбросов газового котла, не прочистила нагорную канаву от камней, мусора и бурьяна, которая используется для отведения загрязненных верхних вод (фильтрата), и, в принципе, не следит за ее чистотой. Также “Умвельт” не расширил территорию мониторинга подземных вод, и не привел в порядок документы по правам собственности на землю. 

Кроме того, во время проверки инспекция заметила тлеющий мусор и, соответственно, сделала вывод, что компания не следит за тем, чтобы произвольных возгораний не случалось. 

Также “Умвельт” не изымает небезопасные отходы из бытового мусора (лампочки, батарейки), и не использует в полной мере сортировочную линию, которая работает на полигоне для переборки ресурсоценного мусора. 

Новых нарушений во время проверки инспекция не выявила, а на устранение старых дала максимум 4 месяца и приписали два штрафа общей суммой на тысячу гривен. 

На следующий год инспекция вновь пришла к “Вельтуму” с запланированной проверкой, но на предприятие ее не пустили. И вот в 2020 году, в конце мая, инспекцию не пустили с внеплановой проверкой по жалобе местного жителя.

К слову, именно эта проверка послужила поводом для диалога, состоявшегося между депутатом горсовета Виталием Рябцевым и мэром Запорожья Владимиром Буряком на сессии в июне. 

Депутат спросил, почему “Вельтум” не пустил на полигон экоинспекцию, на что Буряк ответил, что он не может ответить, потому что это частная компания. Если бы экоинспекция приходила к муниципальной “Комунсантрансэкологии”, то тогда он мог бы что-то сделать. Кроме того, мэр упомянул, что к нему пришла жалоба от Экоинспекции по этому поводу и сейчас готовится ответ. 

На данный момент так и неизвестно исполнили предписания “Вельтум” или проигнорировали. Интересно, что с другими проверками проблем не возникает. На территорию спокойно пускают службу Гоструда, ГСЧС и другие. 

“Запорожский центр расследований” решил спросить у “Вельтума” самостоятельно, какая же причина недопуска, но ответ нам так и не пришел.

Переработка и сортировка? Не, не слышали

В предписаниях экоинспекции говорится и о том, что в 2018 году на полигоне не отделяли опасные отходы в составе бытовых (лампочки, батарейки), а также в полной мере не работает сортировочная линия, которая распределяет отходы, имеющих вторичную ресурсную ценность. Об этой проблеме также упоминает и Александр Демушкин, экс-начальник отдела экологии “Умвельт-Запорожье”. 

Демушкин говорит, что на полигоне с 2008 года работает сортировочная линия, однако она не предназначена для сортировки всего того объема отходов, который поступает на свалку каждый день – ее хватает лишь на 10%. Поэтому отходы на полигоне захороняются практически без сортировки и переработки. 

Кроме того, с января 2018 года Закон Украины “Про отходы” (статья 32) запрещает захоранивать непереработанные бытовые отходы – те, что не прошли сортировку на вторичную ресурсную ценность.

Глава правления “Ассоциации предприятий в сфере обращения с опасными отходами” Кирилл Косоуров

Глава правления “Ассоциации предприятий в сфере обращения с опасными отходами” Кирилл Косоуров говорит, что, к сожалению, наказания за невыполнения статьи закона об обязательной сортировке мусора нет:

На жаль, відповідальності немає. Так, проголосували, змінили законодавство, все вступило в дію, а відповідальності немає. Ніхто не переймався і прогавили цей момент. Це так по всій країні зараз”. 

Также экоинспекция обратила внимание на то, что на полигоне не происходит изъятие опасной составляющей из бытовых отходов. Если простыми словами, то люди выкидывают в мусор батарейки, содержащие ртуть лампочки, аккумуляторы мобильных телефонов, и прочее, что относится к опасным отходам. Согласно статье 35 Закону “Про отходы”, все это должно изыматься на этапе сборки или сортировки, и передаваться специализированным предприятиям, которые имеют лицензию на обращения с такими видами отходов. 

Сам “Вельтум” имеет лицензию на обращение с бытовыми отходами, но не лицензию на обращение и утилизацию опасных бытовых отходов. То есть, все, что привозится на полигон небезопасное, должно изыматься “Вельтумом” и передаваться специализированным компаниям. 

Кирилл Косоуров отмечает, что последствия захоронения опасных отходов на полигонах могут быть весьма плачевны:

Захоронення небезпечних відходів на звичайних полігонах твердих побутових відходів заборонено. Порушення цієї заборони може мати суттєві наслідки для довкілля та населення. 
По-перше, це забруднення повітря. Особливо це пов’язано з пожежами. При згорянні небезпечні речовини потрапляють в повітря. 
Якщо воно не згорає і не потрапляє в повітря, то воно розкладається і потрапляє в грунт та грунтові води. 
Наслідки можуть бути абсолютно різні і жодних нормальних наслідків там не буде”.

Так, “Вельтум”, по всей видимости, продолжает нарушает сразу две статьи закона и скрывает это от экоинспекции.

Также Кирилл Косоуров отмечает, что основываясь на подсчетах ЕБРР (Европейский банк реконструкции и развития), в составе твердых бытовых отходов присутствует 1% опасных:

ЄБРР рахує так, що у складі твердих побутових відходів 1% небезпечних. Виходячи з цього можна  зрозуміти, які обсяги небезпечних відходів они складають”.

Согласно принятой в том году “Схеме санитарного очищения Запорожья”, расчетные годовые объемы образования бытовых отходов в городе составляют 2633,7 тыс. м\куб, из которых 12,71 тысяч кубометров – это опасные отходы. Если брать за основу расчет ЕБРР, то цифра получается почти в два раза больше – 23,4 тыс. м\куб. 

Однако, на самом деле, даже нет смысла считать, потому что изъятие опасной составляющей бытовых отходов на полигоне, как оказалось, только в перспективе.

Схемою санітарного очищення міста Запоріжжя визначення порядку збирання чи сортування небезпечни відходів у складі побутових та створення інфраструктури поводження із ними віднесено до перспективних заходів”, – написали нам в ответе “Коммунсантрансэкология”. 

Мы спросили об этом и у “Вельтума”. Компания прислала письмо идентичное ответу “Коммунсантрансэкологии”. 

Интересно, что пока такой важный вопрос только в разработке, коммунальное предприятие завуалировано предлагает горожанам справляться с этой проблемой самостоятельно – относить батарейки в “АТБ” и “Watsons”.  

В “Схеме”, официальном серьезном документе, утверждаемом в областной госадминистрации, сообщается, что для удобства граждан была создана карта с пунктами приема батареек. Про лампочки информации нет.

У Запоріжжі налічується 23 пункти збору батарейок. Для зручності городян створили інтерактивну карту, на якій позначено пункти в кожному районі міста”, – написано в документе.

С одной стороны, оно и хорошо, что была создана карта, что есть в Запорожье такие полезные пункты приема батареек (что с лампочками, непонятно). Это повышает экологическую сознательность запорожцев, но все равно не избавляет от ответственности тот же “Вельтум”, который обязан изымать эти отходы, как “главный мусорщик” города. 

Разрешения нет – выбросы есть

Опасная составляющая бытовых отходов не изымается, сортировочная линия на полную не работает, с этим ясно, но оказалось, что у “Вельтума” есть еще одна проблема – отсутствие разрешения на выбросы.

На полигоне ТБО№1 размещена промышленная площадка компании, у которой есть стационарный источник выбросов и на него необходимо иметь разрешение на выбросы вредных веществ в атмосферный воздух. 

Государственная экоинспекция в 2017 году уже указывала им на то, что выбросы их газового котла превышают установленные величины по веществам: оксид азота и оксид углерода. Однако нарушение так и не было устранено.

Мы спросили у департамента экологии Запорожской облгосадминистрации о всех существующих разрешениях на выбросы, выданных “Вельтуму”, на что департамент ответил, что единственное разрешение было выдано в 2017 году и после окончания срока действия компания за новым не обращалась. 

Запорожская экологиня Ирина Пирогова

Запорожская экологиня Ирина Пирогова, рассказывая про санкции, говорит, что основным рычагом давления являются штрафы: 

Дозвіл на викиди – це документ, який регулює обсяги та умови надходження забруднюючих речовин в атмосферу. Якщо такого дозволу немає, підприємству загрожують штрафні санкції – протокол про адмінправопорушення, який складається на посадову особу і з неї ж стягується штраф, а також штраф від Екоінспекції за збитки заподіяні довкіллю”.

Ирина Пирогова также отмечает, что работа “Вельтума” без разрешения на выбросы может создать опасный прецедент:

На мій погляд, ситуація з “Вельтумом” дуже небезпечна з двох позицій. Перше, за збитки будемо платити ми, платники податків. Друге, створюється небезпечний прецедент, що підприємство може спокійно працювати без дозволу і нічого йому такого не буде. А якщо ще враховувати, що це підприємство підпорядковується міській владі – то меседж доволі поганий. Завтра всі підприємства почнуть працювати без дозволу і що? А нічого! Дозвільна система якраз і має регулювати хто і в якій кількості може забруднити наше довкілля без суттєвих змін стану цього довкілля і нашого здоров’я відповідно”.

Мы спросили у “Вельтума”, почему они так и не получили разрешение на выбросы, но ответ даже спустя месяц так и не пришел. 

Опасность и в чем она состоит

Самая главная опасность полигона состоит в том, что он, как бы банально это не звучало, старый, и по хорошему следует бросить все силы на строительство нового полигона, а этот закрыть, рекультивировать по правилам, и забыть о нем. Но это не выгодно нынешнему арендатору, компании “Вельтум”, и поэтому полигон хотят реконструировать, чтобы продлить ему жизнь. 

Здесь уместно вспомнить катастрофу, которая случилась пару лет назад с Грибоветским полигоном (Львовским). Полигон был открыт в 1957 году и занимал более 33 гектаров. Его считали трети по размерам в Европе и одним из наибольших загрязнителей окружающей среды на территории Львовской области.

В 2003 главный государственный санитарный врач области вынес предписание о закрытии полигона для Львова. Однако власть более десяти лет игнорировала все запреты, обжаловала их в судах и обещала решить вопрос с переработкой мусора, но так ничего не решила. 

Следствием этого стал пожар, который разразился на полигоне в мае 2016 года. Во время тушения из-за смещения мусора погибли спасатели. В этом же году суд обязал власть Львова закрыть полигон. И после началось “большое путешествие” львовского мусора по стране. В течении двух лет пожары на полигоне возникали еще не один раз.

Если сравнивать Львовский полигон и наш, то у нас, к счастью, ситуация немного лучше, но этому все равно не стоит сильно радоваться. 

На Грибовецком полигоне не было выкачки и переработки в электроэнергию биогаза, из-за чего и возникали множественные пожары. У нас же такая установка есть – ООО “Биогаз-Украина”. Принадлежит она тому же человеку, который является и совладельцем компании “Вельтум-Запорожье” – Андрею Шерстневу. На пару с Шерстневым “Биогазом” владеет и АТ «ЗНВКИФ «Гелиос», принадлежащий Антону Диденко. Он ранее числился помощником депутата Запорожского горсовета, председателя бюджетной комиссии и финдиректора комбината “Запорожсталь” Руслана Божко. Директором фонда “Гелиос” является бывший директор “Запорожстали” Ростислав Шурма.

Кроме бытового мусора, рядом с Грибовецким полигоном также находятся ставки с отходами нефтепереработки – кислыми гудронами. У нас, к счастью, такого нет, но есть небезопасные отходы в составе бытовых, которые не изымаются, а также не работающая на полную мощность сортировочная линия. 

Если учесть, что во время последней проверки Госэкинспекции, когда ее еще пускали на полигон, тлел мусор, то опасность пожара остается, а значит есть и опасность попадания в воздух всяческих вредных веществ, которые “облаком” вполне могут пойти на город. Так уже было в 2015-м году, когда на полигоне горел мусор

Кроме того, уже сейчас есть люди, которые могут испытывать на себе негативное влияние полигона и промплощадки “Вельтума”. 

Рядом со свалкой, в 130-150 метрах, расположена жилая застройка – старый частный сектор, а санитарная зона полигона составляет по нормам 500 метров. И это мы уже молчим о том, что полигон в принципе должен находится за километр от черты города. Но тут понятно, что полигон построили еще в начале 50х годов, а город рос и в итоге “захватил” территорию вокруг свалки. 

Однако, это не оправдывает ситуацию, которая сложилась сейчас с жилыми домами рядом и отсутствием разрешения на выбросы. Как мы писали выше, Госэкоинспекция предписывала разобраться с превышением выбросов котельни “Вельтума” – оксид азота и оксид углерода.

Ирина Пирогова говорит, что эти вещества оказывают сильное влияние на человека:

Оксиди азоту (NO, NO2 NOх) та оксид вуглецю – це продукти спалювання викопного палива. Отруйна дія оксиду вуглецю починається з легкого кашлю. При підвищенні концентрації кашель підсилюється, починається головний біль, виникає блювота.  Оксиди азоту в дихальних шляхах взаємодіють з водою і утворюють азотну кислоту. Це призводить до подразнення дихальних шляхів. Діоксид азоту викликає сильне подразнення слизових оболонок очей та призводить до легеневих хвороб.
Монооксид вуглецю – токсичний газ, який шкідливо впливає на серцево-судинну систему людини. При вдиханні СО зв’язується з гемоглобіном крові, витісняючи з неї кисень, порушується транспорт кисню в організмі і це призводить до кисневого голодування, розвитку різноманітних судинних патологій, позначається на стані нервової системи”.

Ирина говорит, что негативное влияние этих веществ не ограничивается фищическим здоровьем, а также влияет на когнитивные способности и психику, ведь организм постоянно испытывает нехватку кислорода. 

То есть, уже сейчас есть опасность для живущих рядом людей, и это только если говорить о выбросах промплощадки, и не вспоминать о небезопасной составляющей бытовых отходов, которые захороняются на полигоне. 

Несоответствия детектед 

В ноябре прошлого года городской совет согласовал “Вельтуму” инвестиционную программу на 2020 год. Цели программы: приобретение и установка евроконтейнеров и приведение условий эксплуатации полигона к условиями природоохранного законодательства. 

В документе сказано, что для выполнения задуманного компании требуется почти 15 миллионов гривен. И данная инвестпрограмма – это составная часть будущего тарифа. То есть, вероятно, будущего его повышения, потому что для всего запланированного нужны деньги. 

Напомним, что сейчас “Вельтум” проходит процедуру ОВД, чтобы получить разрешение на рекультивацию и реконструкцию полигона, и уже опубликовано сообщение о планируемой деятельности. Так, сравнив два документа (сообщение и инвестпрограмму), мы уже можем сказать, что между ними есть несоответствия, которые вызывают вопросы. 

Во-первых, в программе говорится только о реконструкции контрольно-дезинфицирующей зоны полигона и ни слова про внушительный перечень работ, который приводится уже в сообщении о планируемой деятельности. 

Так, “Вельтум” хочет перепрофилировать склоны полигона, устроить систему сбора фильтрата и поверхностных вод, станцию очистки фильтрата, реконструировать уже существующие емкости сбора фильтрата, отремонтировать дороги, установить забор по периметру полигона и оборудовать скважины для мониторинга подземных вод. На это все также нужны будут средства, но в инвестиционную программу эти работы не заложены.

Во-вторых, в программе упоминается, что конечный этап эксплуатации полигона – это рекультивация, которая производится после закрытия полигона согласно нормам ДБН (Державні будівельні стандарти). Однако уже в сообщении о планируемой деятельности мы видим, что основной массив работ припадает на реконструкцию, хотя рекультивация также упоминается. Спросив у заместителя мэра Владимира Волобуев, что же таки планируется на полигоне, он ответил, что рекультивация, но только части полигона. Закрывать же полигон никто не планирует.  

В программе написано, что финансирование рекультивации проводится за счет резервного фонда, который формируется в период эксплуатации полигона, и для того, чтобы этот фонд начать формировать необходимо разработать проект рекультивации. На это закладывают 1,5 миллионов гривен. 

То есть, фонд еще пока не сформирован, на проект только заложили средства, а рекультивировать часть полигона, что совершенно нелогично, уже собираются и для этого хотят получить разрешение.  

Почему же нелогично рекультивировать часть полигона, мы уже писали. Самый простой ответ на этот вопрос: полигон – это целостный объект, рекультивацию которого можно начинать только после закрытия и стабилизации, о чем говорится и в инвестпрограмме. “Вельтум” же планирует рекультивировать “кусочек” полигона, а другую часть продолжить использовать. 

Кроме того, компания также собирается при помощи реконструкции продлить жизнь полигона и наконец-то выполнить некоторые предписания экоинспекции, а именно улучшить ситуацию со сбором и очисткой фильтрата и расширить мониторинг подземных вод.

Что с остальными вопросами, а именно с сортировкой мусора и изъятием опасной составляющей из бытового мусора, неясно. Об этом в сообщении о планируемой деятельности ничего не написано и в инвестпрограмме этого тоже нет. 

И что?

Во-первых, недопуск “Вельтумом” на полигон проверки Госэкоинспекции- это, мягко говоря, неправильно. Владимир Буряк своими заявлениями о том, что “они же частники и могут этого не делать” создает прецедент вседозволенности. То есть, если “Вельтум” частники, то они могут инспекцию не пускать и делать на территории полигона все, что пожелают, а значит, что и другие предприятия могут себе это позволить, ведь мэр так сказал. 

Хотя до конца “Вельтум” назвать частниками нельзя, ведь 44% компании принадлежит коммунальному предприятию “Коммунсантрансэкология”, а значит городу и городской власти. 

Во-вторых, неизвестность происходящего на полигоне настораживает, а точнее, даже пугает. Вспоминая катастрофу, которая произошла на Львовском полигоне, и замечания о тлеющем мусоре от Госэкоинспекции, можно вполне ожидать этого и в Запорожье. Кроме того, наш городской полигон на несколько лет старше и занимает приблизительно такую же территорию, как и Львовский. 

В-третьих, наличие небезопасной составляющей бытовых отходов на полигоне тоже является опасностью. Ртутьсодержащие лампочки и батарейки конечно можно попытаться сдать в специализированные места самостоятельно. Но если прекратить себе врать и взглянуть на ситуацию трезво, то, к сожалению, наше общество до сих пор не может отказаться от полиэтиленовых пакетов. Что же тогда говорить о массовой эко сознательности в плане сбора и правильной утилизации батареек и лампочек? Нечего. Хорошо, если процентов 10 запорожцев так делают, но все остальные выбрасывают это на свалку. А там опасные вещества попадают в грунт, воды, в атмосферный воздух и разносятся, нанося вред окружающей среде и человеку. 

Что же со всем этим делать? Например, вы реально можете начать сдавать опасные отходы в специально предназначенные для этого места. Также можно начать сортировать мусор (стеклянные бутылки и макулатуру, например), ведь на полигоне за этим должным образом не следят, а изъятие опасных отходов вообще находится только в перспективе. А когда это будет – неизвестно. 

Также существует такая инициатива, как “Батарейки, сдавайтесь“. Контейнеры от этой организации можно найти в “Епицентре” и “Новой линии”.

Читайте также: Реконструкция и/или рекультивация: что планирует “Вельтум” на полигоне №1 и что должны знать запорожцы

Конкурс с душком: как “Вельтум-Запорожье” стал главным ассенизатором города

Обговорення

Підписатися
Сповістити про
guest
0 Коментарі
Вбудовані Відгуки
Переглянути всі коментарі