Аналітика Усі пости Аналітика

30 протоколов и ни одного оштрафованного: дела о нарушении карантина «рассыпаются» в запорожских судах

Сергей Сидоров

14 Квітня 2020

По состоянию на 13 апреля суды Запорожской области не утвердили ни один из 30 административных протоколов о нарушениях карантинных ограничений – из обнародованных в судебном реестре. ЗЦР проанализировал складывающуюся сейчас практику.

ВАЖНО: наш текст не о том, что “все равно штрафа не будет, давайте нарушать”. Мы просим всех наших читателей ответственно относиться к своему здоровью, здоровью всех своих близких и просто людей вокруг. Опять же, общение с Нацполицией и доказывание своей позиции в суде тоже будут забирать время и силы. 

Сегодня в судебном реестре по Запорожской области есть данные уже по 30 протоколам, составленным по статье №44-3 Кодекса об административных нарушениях – “Нарушение правил о карантине людей”. Но ни один из них не «устоял» в суде – судьи не признают протоколы от Нацполиции достаточно проработанными, чтобы на их основании присудить штраф в 17 тысяч гривен. Из 30 сейчас 14 отправлено «на доработку», а 16 – закрыто в связи с отсутствием состава правонарушения.    

Типичный повод для отказа – протокол составили на продавца в магазине или киоске, а не на его хозяина-предпринимателя или директора фирмы. Также суды постоянно обращают внимание, что в протоколах не указано, как именно действия очередного нарушителя противоречили тем или иным запретам.

При этом, по данным Нацполиции, Запорожская область входит в топ-5 нарушителей по Украине. Здесь уже составлено 359 протоколов о нарушении карантинного режима, по данным за прошлую неделю.  

С началом карантина в марте в Кодекс об административных нарушениях ввели статью 44-3 – «Порушення правил щодо карантину людей». Именно по этой статье людям грозят штрафы в 17 тысяч гривен за первое нарушение и в 34 тысячи за второе. При этом, сама статья 44-3 носит «бланкетный» характер – она просто отсылается к закону «О защите населения от инфекционных болезней» и «другим подзаконным актам».

В число «других подзаконных актов» входит, в том числе, постановление Кабмина №211 от 11 марта «Про запобігання поширенню на території України гострої респіраторної хвороби COVID-19, спричиненої коронавірусом SARS-CoV-2», которое как раз и обязывает сейчас носить везде маску, не ходить по лесам и паркам, ограничивает торговлю и сферу услуг. То, что в статье 44-3 нет четко выписанных норм, а просто отсылка к другим законам и постановлениям, и сделало отчасти ее такой «уязвимой» при рассмотрении в суде.   

Как отмечает адвокат и руководитель АО «Юридическая компания «Советник» Денис Штабовенко, Нацполиция не понимает сути запретов Кабмина, а для составления корректного протокола, который будет утвержден судом, надо приложить намного больше усилий, чем сейчас.

Рассматривая поступающие административные материалы, суды руководствуются не только КУпАП, но и другими законодательными актами, в том числе судебной практикой и разъяснениями Пленума Верховного суда. Пленум разъяснил судам, что в случае, если протокол не содержит тех данных, которые он должен содержать (от даты до сути нарушения), протокол следует отправлять на доработку. Потому, в зависимости от конкретного судьи – один и тот же протокол может быть как и рассмотрен, так и отправлен на доработку» – комментирует Штабовенко.

По его словам, часто возврат на доработку означает тот же отказ в привлечении к ответственности. Ведь в целом ряде случаев доработать протокол просто невозможно без серьезных дополнительных усилий со стороны полиции, и из-за срока привлечения к админответственности – 3 месяца.

«Если же рассматривать протоколы по сути, то становится очевидным непонимание полицией сути запретов, которые установлены постановлением КМУ. Они массово составляют протоколы не на директоров или менеджеров субъектов хозяйствования, а на продавцов, которым законодательство не запрещает, например, торговать. Также традиционно проблема возникает с формулировкой сути нарушения, – в 99% сама суть нарушения непонятна, так как указывается только о нарушении постановления КМУ, без конкретизации, в чем оно состоит. И даже если полиция сделала все верно, то собрать доказательства нарушения, как правило, оказывается непосильной задачей. А в таких делах суд не может собирать их самостоятельно или исправлять ошибки полиции» – рассказывает адвокат.

Мы решили рассказать предельно просто об этих делах – пара фраз на каждый протокол, что человек нарушил, по мнению полицию, и почему суд не стал штрафовать его. Когда мы будем упоминать «постановление Кабмина», то это будет относиться как раз к постановлению Кабмина №211 от 11 марта 2020 года «Про запобігання поширенню на території України гострої респіраторної хвороби COVID-19, спричиненої коронавірусом SARS-CoV-2». 

Отметим, что сейчас доступна к анализу только «первая волна» протоколов, которые начали выписывать малому бизнесу сразу после введения запретов. Протоколы тем, кто не носит маску на улице, ходит группой больше двух, гуляет в лесах и парках без животных, массово появятся в судебном реестре недели через три. В нашей выборке нашлось пока только два протокола на основе последних запретов – один за отсутствие документов, другой за отсутствие маски.

А теперь – сам перечень

В Коммунарском районе Запорожья реализатор продолжил продавать сигареты. Протокол составили на нее, а не на ее хозяина-ФОПа. Поэтому суд сослался на то, что при работе коммерческих объектов протокол составляют на субъекта хозяйствования, а не на его работников – и закрыл дело.

В Мелитополе водитель маршрутки перевозил 15 человек в салоне, вместо 10. Водитель признал свою вину и объяснил, что пять пассажиров “сверх нормы” отказались выходить, так как опаздывали, по их словам, на смену в больницу. Суд учел раскаяние водителя, его двоих детей и язву желудка, и ограничился устным предупреждением.

Где-то в Запорожском районе некто продолжила работу в кафе “Поляна”. Суд направил протокол на доработку в полицию, поскольку в нем не было указано, кем является это лицо – хозяином кафе, его директором или штатным сотрудником, и как вообще называется субъект хозяйствования, который владеет “Поляной” или арендует ее.

На проспекте Соборном мужчина торговал носками с лотка. Суд направил протокол на доработку, попросив уточнить, к какому из видов запрещенной на время карантина деятельности относится его занятие.

В Орехове женщина работала в ломбарде кассиром-оценщиком (еще до разрешения ломбардам работать на время карантина). Суд направил протокол на доработку, попросив вписать в него свидетелей, дававших показания

В Запорожье, во дворах за площадью Профсоюзов работал небольшой продмаг с “наливайкой”. У ФОПа были все лицензии, и суд закрыл дело за отсутствием состава правонарушения

Некто  где-то в Днепровском районе продолжил принимать вторсырье в гараже. Суд направил на доработку протокол, попросил добавить доказательство, что это лицо является субъектом хозяйствования, работа которого запрещена, согласно постановлению Кабмина, и какие именно нормы/запреты он нарушил

В Токмацком районе составили протокол на продавца. Суд вернул протокол на дооформление, так как в нем не было адресов и фамилий свидетелей, и нет доказательств, что этот продавец подпадает под запрет в постановлении Кабмина.

В Шевченковском районе составили протокол на бармена кафе “Закусочная” по улице Чаривной. Суд закрыл дело, так как бармен – это наемный работник, а не субъект хозяйствования.

Дедушка под 70 лет торговал рыбой под “Сильпо” на Космосе, по улице Сытова. Суд направил протокол на доработку, указав, что нарушитель не является субъектом хозяйствования из числа тех, кому постановлением Кабмина запрещено сейчас  работать. Также полиция обвинила его не только в нарушении ст. 44-3, но и в нарушении Закона “Про забезпечення санітарного та епідемічного благополуччя населення”, что еще сильнее запутало их обоснование, какие именно нормы какого закона он нарушил.

Администратор торговой площадки “Таврийская” в Мелитополе не остановила ее работу 20 марта. Протокол вернули на доработку, так как в нем не было указано, продажа каких именно товаров из тех, которыми торговали на площадке, подпадала под запрет постановления Кабмина.

В Хортицком районе бармен кафе “Будьмо” продолжил продавать спиртное. Полиция зафиксировала, как мужчина разливал водку в одноразовых стаканах. Однако он не был официально трудоустроен.Суд дело закрыл, сославшись на то, что обвиняемый не является субъект хозяйствования.


В Приазовском водитель маршрутки перевозил 19 человек, вместо разрешенных 10. В суде водитель вину не признал, объяснив, что работает на предприятие и перевозил его работников. Суд признал водителя невиновным, сославшись на то, что ограничения Кабмина касается регулярных перевозок, а про служебные речь не шла.

В Черниговке мужчина находился на улице без документов. В суде обвиняемый признал свою вину, но попросил не штрафовать. По словам мужчины, у него нет денег и  работы из-за карантина. Суд учел просьбу обвиняемого и освободил его от админответственности, ограничившись устным предупреждением. 

В Запорожской области (ПГТ Бильмак) реализатор продолжила продавать сигареты. Однако, оказалось, что продавщица еще и кофе готовит. Суд отнес  это к розничной торговле продуктами питания и другими товарами, и признал женщину невиновной. 

В Черниговском районе Запорожской области мужчина ходил без маски и документов. Обвиняемый в содеянном раскаялся и объяснил, что у него нет дома телевизора и радио, и о карантине он ничего не знал. Суд также определил открытую территорию больницы, где мужчина находился, как не “общественное место”. Здесь сыграл еще свою роль тот нюанс, что официальное определение “общественного места” в украинском законодательстве есть лишь в законе о запрете курения в общественных местах, и там они определяются как любые помещения, переходы, стадионы. Все, что имеет крышу, грубо говоря. Поэтому мужчине вынесли предупреждение и дело закрыли  

В Орехове ломбард продолжил обслуживать клиентов и менять валюту. Полиция составила протокол и направила дело в суд. А вот судья в протоколе нашла несколько ошибок и указала, что нет постановления о запрете работы ломбардов в Орехове. Протокол вернули на доработку.

В Мелитополе работница КП «Мелитопольжитлосервис» горсовета,  разрешила торговлю на рынке. В суде свою вину не признала, объяснив тем, что работает на должности контролера и занимается взысканием платы за торговые места, но по должности не может рыночникам разрешать или запрещать торговать. Судья дело решил закрыть из-за отсутствия объяснений и доказательств в протоколах полиции.  

В Запорожье мужчина продолжил реализовывать товар в магазине “Окна и двери”. В суде вину не признал, объяснив, что магазин принадлежит брату и его жене. А в тот день сработала сигнализация и брат попросил мужчину заехать и все проверить. Во время проверки в магазин зашел клиент и спросил о товаре. Обвиняемый проконсультировал клиента и пошел закрывать магазин. Тогда его встретила полиция.
Судья дело закрыл, сославшись на отсутствие доказательств и свидетелей.

В Запорожье управляющий магазина “Фокстрот” не прекратил работу и обслуживал клиентов. Суд же признал составленный протокол безосновательным, поскольку реализовывали лишь разрешенную часть товара – средства мобильной связи, а основной зал была огорожена лентой.


В Орехове ломбард продолжил свою работу. Однако, как и в предыдущих описанных нами случаях с ломбардами, полиция снова составила протокол не верно. Суд вернул акт на доработку. 

В Заводском районе заведение “Бар-магазин” и дальше принимало посетителей. Обвиняемый вину не признал и пояснил, что использовал помещение кафе для продажи продуктов. И оно функционирует исключительно как магазин. Дело закрыли, так как не смогли доказать обратного. 

На Кичкасе предприниматель не закрыл магазин-закусочную, а  продавец продолжила работу. В суде женщина объяснила, что алкоголь не продавала, а клиент зашел сам и она не смогла его выгнать. Суд закрыл дело, потому что продавец – это наемный работник, а не субъект хозяйствования.

В Пологах водитель междугородней маршрутки в своем “Богданчике” перевозил 12 пассажиров, вместо положенных 10. На него составили протокол, но оказалось, что не правильно. В протоколе не было указано сути нарушения. Его вернули полиции на переоформление.

В Коммунарском районе Запорожья, на мужчину, торговавшего на раскладке домашней колбасой, составили протокол. Однако суд установил, что в материалах дела нет доказательств, что обвиняемый является субъектом хозяйствования. Кроме того, в протоколе указано, что мужчина торговал продуктами питания, что не запрещено. Дело закрыли из-за отсутствия состава преступления.  

В Шевченковском районе полиция составила протокол на продавца пива в одном из киосков сети “Бочка”. В итоге суд пришел к выводу, что продавец не является владельцем киоска (субъектом хозяйствования), а только наемным работником, а значит не является субъектом данного правонарушения и закрыл дело.

В Приморске женщина продолжала работать в обменнике и менять валюту. Женщина свою вину в суде отрицала. Суд рассмотрел протокол и пришел к выводу, что тот составлен неправильно, и обвиняемая не является субъектом хозяйствования.Опять же, обменник является финансовым учреждением, работа которого не запрещена. Протокол отправили на доработку.

В Токмакском районе полиция составила протокол на продавца магазина “Казка”, который продавал непродовольственные товары и средства гигиены. Суд вернул протокол на доработку, потому что при составлении был допущен ряд ошибок – не указан точный адрес магазина, не приложены показания свидетелей.

В Запорожье, в Днепровском районе составили протокол на мужчину, который торговал в кафе. Мужчина отказался давать объяснения, а в протоколе не были указаны сведения о свидетелях. Суд вернул документ на доработку.

В Вознесеновском районе составили протокол на женщину, работавшую в пункте приема вторсырья. Суд, рассмотрев протокол, постановил, что в документе допущены ошибки. В частности, не указано является ли женщина субъектом хозяйствования. Протокол был отправлен на доработку. 

Сергей СИДОРОВ
Вероника ХОРОЛЬСКАЯ
Екатерина РОЖДЕСТВЕНСКАЯ

Обговорення

Підписатися
Сповістити про
guest
0 Коментарі
Вбудовані Відгуки
Переглянути всі коментарі